Кадр из сериала "Пищеблок". Фото сайта Кинопоиск HD

Вампиры в пионерлагере: готовимся к сериалу «Пищеблок»

На днях в Сети разошлось сообщение о том, что обещанный ещё год назад сериал «Пищеблок» выйдет буквально на днях — 19-го мая, как раз к дню Советской пионерии, если вы ещё не забыли, что это за праздник. Мы решили вспомнить книгу, по которой снимался этот сериал и вкратце рассказать, собственно, о чем она и чего нам ждать от её экранной адаптации. Спокойно, спойлеров не будет. По крайней мере, их будет не больше, чем в официальном трейлере.

Хотелось бы предупредить сразу: то, что в нашем блоге появился обзор книги Алексея Иванова “Пищеблок” — это очень большая натяжка. Очень. Натяжка такая тугая, что по ней можно выбивать звонкую пионерскую дробь. Да, если вы читали какие-то аннотации на эту книгу, то вы в курсе, что действие повести происходит летом 1980 года в советском пионерском лагере на Волге и что там появляются вампиры. Раз вампиры — значит магический реализм, а значит — пусть номинально, но фантастика. Не научная, но все-таки фантастика, в самом широком смысле этого слова.

Кадр из сериала "Пищеблок". Фото сайта Кинопоиск HD
Кадр из сериала «Пищеблок». Фото сайта Кинопоиск HD

Одно только мешает произнести последние слова с уверенностью — сами по себе вампиры появляются лишь после того, как текст переваливает за экватор. То есть вам надо отмахать пол книги до того момента, когда неясное движение в тенях летней ночи наконец-то приобретет какие-то зримые очертания и вампирская часть сюжета наконец-то придет в движение.

А что в первой половине?

А в первой половине — повесть о воспитании чувств. Это такой почти забытый жанр из XIX века, когда автор вместе с читателем наблюдает жизнь молодых людей и то, как они открывают мир, а заодно знакомятся с новыми, прежде не испытанными эмоциями, попадают в разные сложные ситуации с неоднозначной моральной основой, как они совершают выбор, как учатся любить, ненавидеть, бороться, страдать.

Кадр из сериала "Пищеблок". Фото сайта Кинопоиск HD
Кадр из сериала «Пищеблок». Фото сайта Кинопоиск HD

Вот, собственно, об этом и рассказывает первая половина книги, когда мы наблюдаем за великовозрастным разгильдяем, который волею деканата вместо археологической экспедиции оказывается вожатым в пионерлагере. Этот разгильдяй планирует отбыть здесь положенный месяц а получается иначе: находит свою любовь, теряет ее и отвоевывает обратно, учится нести ответственность и жертвовать собою и принимать жертву других, учится бояться и побеждать страх. Одновременно сходный путь проходит еще один человек — пионер, который как и главный герой, плохо вписывается в коллектив и не похож на других.

Нет, совершенно невозможно описывать этот сюжет: какая-то занудная скукотень получается. На самом-то деле книжка совершенно не скучная. Наверное, сначала нужно было упомянуть о том, что главное ее достоинство — достоверность. Достоверность персонажей и достоверность обстоятельств. В тексте очень много мелких деталей, которые я сам переживший советское красногалстучное детство, благополучно забыл и, встречая их в книге, чуть не в голос восклицал: “Да, так и было, надо же!” Страшные истории и разные детские обзывательства, больше похожие на заклинания. Игры и суеверия. Детали быта и игрушки. Там все — настоящее! Не знаю, как это удалось автору, ценой какого напряжения памяти или длительных исследований он извлек на свет все эти ушедшие детали, но они там оживают, а силой прекрасного языка обретают новизну и яркость.

Кадр из сериала "Пищеблок". Фото сайта Кинопоиск HD
Кадр из сериала «Пищеблок». Фото сайта Кинопоиск HD

Ну вот, теперь получается слишком восторженно. Ладно, добавим оттенков!

Есть две темы, которые проходят через книгу исподволь и незаметно. Первая — это вопрос о “настоящем”. Что есть настоящий коллектив? Что есть настоящие друзья? Что такое — быть настоящим пионером? Что более настоящее — горны, флаги, галстуки и речевки, или ночные страшилки, девчачьи секретики и драки мальчишек?

Хотя эти вопросы задаются в книге как-бы исподволь, впроброс, но их так много, что волей-неволей начинаешь обращать на них внимание. И в конечном итоге они складываются в вопрос о том, что важнее: интимное, личное, домашнее или социальное, государственное, политическое?

Мне показалось, что задав этот вопрос автор “Пищеблока” не дает на него ответа. Нам предстоит ответить на этот вопрос самостоятельно — никаких подсказок нам не оставлено.

Кадр из сериала "Пищеблок". Фото сайта Кинопоиск HD
Кадр из сериала «Пищеблок». Фото сайта Кинопоиск HD

И второй вопрос — есть ли советская власть абсолютное зло?

Дело в том, что в тексте показано несколько примет вампиров конструкции Алексея Иванова и главная среди этих примет — “правильность”. Если пионер становится вампиром, то он становится сразу же идеальным пионером. Если хулиган обращается в кровопийцу, то это будет идеальный хулиган. И вторая примета — это причастность к советской символике. Не к идеологии, не к советскому мировидению, а именно — к атрибутике. Можно в какой-то момент решить, что это мимикрия, приобретение покровительственной окраски. Но с этой версией можно поспорить, вспоминая события книги.

Кадр из сериала "Пищеблок". Фото сайта Кинопоиск HD
Кадр из сериала «Пищеблок». Фото сайта Кинопоиск HD

К сожалению, не раскрывая сюжета более подробно обсудить этот вопрос невозможно. Но, как только выйдет сериал, мы планируем поговорить о нем на стриме во ВКонтакте — приходите, пообщаемся, или же просто загляните, чтобы посмотреть видеозапись. У нас там, кстати, регулярно появляются новости фантастики и другие интересные штуки.

Подводя же итог, скажу лишь, что пусть “Пищеблок” — это не очень фантастика, но это, несомненно, одна из лучших книг, написанных в России в последние годы. Очень несовременная, очень умная и ироничная книга, в которой много правды об ушедшей стране и ее детях.

Поделиться ссылкой: